ageeva-schule.com

Switch to desktop

Раннее детство: на пути к двуязычию.

Dr. Päd. (RUS) Елена Агеева

Цель воспитать ребенка, в полной мере и в равной степени владеющего двумя языками, очень привлекательна, но как показывает практика, непроста.
В первую очередь, это касается детей, родившихся в эмиграции или «эмигрировавших» в раннем возрасте, так как именно они с первых дней своей жизни оказываются «на перепутье» двух языков.
В какую сторону направится ребенок, как долго будет он «топтаться» на «развилке» языковых дорог, насколько легким будет его путь к освоению языков, зависит от многих факторов. И все они могут быть сведены к двум.

Первый – это внешнее языковое воздействие на ребенка, его речевая среда. Сюда могут быть отнесены особенности речи родителей, качество и объем общения с ребенком в семье, проведение специальных систематических занятий по развитию речи, просмотр телепередач и т.д.
Второй – это сам ребенок, особенности его общего и речевого развития в раннем возрасте, индивидуальные языковые способности и многое другое, что может быть охарактеризовано как внутренний фактор.

Самой распространенной ошибкой родителей, да и зачастую педагогов, всегда было сравнение. Сравнивают детей-сверстников, сравнивают себя в детстве и своего ребенка, сопоставляют возможности своего малыша с утверждениями авторов различных методик обучения.
Когда мы говорим о речевом развитии детей, подобные сравнения абсолютно неправомерны.

Речь человеку не дается с рождения, не передается по наследству.

Участки мозга, отвечающие за нее, так называемые речевые зоны коры головного мозга, в момент появления человека на свет еще незрелы. И то, как будут усваиваться языки, в большей степени зависит от целого ряда внешних факторов.
Что же имеется в виду?
Во-первых , это - развивающая языковая среда, в которой растет ребенок. Организаторами этой среды в первые годы жизни малыша безусловно являются родители. От того, насколько они компетентны в вопросах методики и содержания речевого обучения, в дальнейшем будет зависеть, в какой мере сможет их ребенок сохранить родной (русский) язык и полноценно пользоваться им наряду с языком страны проживания. Моя практика консультативной работы с русскоязычными и двуязычными семьями в Германии показывает, что ниболее успешной является речевое воспитание ребенка там, где родители имеют педагогическое образование или в полной мере осознают важность специальной работы с ребенком для сохранения материнского языка.
Однако в рамках данной статьи остановимся на том самом внутреннем факторе, тех самых индивидуальных особенностях ребенка, которые способствуют или, наоборот мешают его языковому развитию. Особенно ощутимо это в двуязычной среде. Как показывает практика, теоретически привлекательное качество – билингвизм в реальности формируется нелегко. И здесь могут быть выделены три основных варианта языкового развития детей в раннем возрасте.

Вариант 1. Норма

Малыш бойко и своевременно начинает говорить на языке родителей (в нашем случае это - русский язык), то есть уже к двум годам может строить небольшие предложения, а запас слов к трем годам достигает 400. Его речь в целом понятна для окружающих.
Все это - свидетельство того, что материальная основа речи (специфические речевые участки мозга) в целом сформировалась, а семья правильно и полноценно организовала процесс освоения материнского языка. Что же дальше?
В три года ребенок идет в детский сад. Оказавшись в другой языковой среде, такой малыш достаточно быстро овладевает бытовым немецким языком.
Именно этот период требует повышенного к себе внимания. Потому что в этот момент включается мощный процесс вытеснения материнского языка из активного (когда ребенок не только понимает, но и свободно говорит сам) в пассивный (когда сохраняется только понимание обращенной речи). Как показывает практика, этот процесс может протекать очень быстро. Сначала ребенок вставляет в русскую речь отдельные немецкие слова, потом – целые предложения. Русскоязычная фраза уже строится по законам немецкой грамматики. И уже через полгода-год мы наблюдаем такую картину: мама обращается к ребенку по-русски, а он отвечает по-немецки. Это уже мало похоже на билингвизм, который предполагает адекватное использование того или иного языка в зависимости от речевой ситуации.
И «повинны» в этом, как ни парадоксально, те самые развитые языковые способности, благодаря которым малыш рано заговорил.

Вариант 2. Запаздывание

Следующий вариант языкового развития строится уже на иной основе. В этом случае малыш как бы «не торопится» заговорить.
В 2 – 3 года ребенок (чаще это мальчики) или вообще не использует речевые средства общения, обходясь жестами и звукоподражаниями («му-му», «би-би»), или речь его крайне бедна (10-15 простейших слов типа «мама», «дай», «на» без попыток объединить их в предложения).
В ходе логопедической диагностики отклонения в развитии мозга не выявляются. Значит в данном случае мы имеем дело с запаздыванием созревания речевых зон мозга и, следовательно, с временной задержкой развития речи.
Надо сказать, что в последние годы такое явление можно встретить гораздо чаще, чем еще 5-7 лет назад. Основная причина – острая нехватка внешнего стимула для развития речи ребенка – правильно организованного регулярного положительно окрашенного общения со взрослым.
Взамен этого постоянно занятые своими проблемами родители предлагают такому малышу яркие звучащие игрушки, телевидение, магнитофонные записи и т.п. Благо недостатка во всем этом сейчас нет. Но ничто не может полноценно заменить живое общение, которое для такого ребенка является основным стимулирующим средством.

Надо сказать, что временная задержка речи преодолевается приблизительно к 3 – 3,5 годам.
Какие же трудности ожидают таких детей на пути к билингвизму?
Не успев освоить в достаточной мере материнский (русский) язык, ребенок идет в немецкий детский сад. И поскольку серьезной причины для отставания нет, то речь у него конечно же появится. Но это уже будет с самого начала «салат» из слов и фраз из разных языковых систем. А самостоятельно развести два языка, осознать их различие ребенок не может.

Вариант 3. Нарушение.

Этот путь искаженного(дефектного) речевого развития.
Причина – повреждение мозга различной степени в период беременности матери, родов или в первые годы жизни. Повреждающим фактором может быть например прием антибиотиков, кислородная недостаточность (гипоксия плода), родовая травма головы, вирусная инфекция и т. д.
Как следствие – страдает самая чувствительная функция психики – речь. Число таких детей неуклонно растет во всем мире и по разным данным составляет от 5 до 20%.
С большим трудом, медленно усваивает такой ребенок даже материнский язык. Каждое слово, каждый звук нуждается в коррекции. Для таких детей усвоение двух языков требует титанических усилий. И здесь особенно необходима помощь специалистов.

Итак мы видим, что даже при исходных благоприятных предпосылках – раннее развитие речи – к полноценному владению двумя языками ребенок самостоятельно может и не придти. Тем более маловероятно это при остальных вариантах.
Так что же, принять это как неизбежность? Конечно же нет. Перефразируя известное выражение, можно сказать: зная заранее о возможных трудностях, семья уже на полпути к воспитанию ребенка-билингва.

Главное – не упустить исходную точку формирования двуязычия.
Помочь семье в этом могут различные «школы» русского языка,
существующие в Германии.

В учебных группах и классах нашего Института ведется продуманная последовательная работа над речью детей всех возрастов и уровней владения языком.
Кроме того особая роль отводится логопедическим занятиям (как индивидуальным, так и в микрогруппах по 2-3 ребенка).
Помимо традиционных высокоэффективных проверенных временем отечественных методов коррекции речевых нарушений применяются авторские методики:
• Метод коррекции ритмико-слоговой структуры речи (автор Dr. Е.Агеева)
• Метод контекстного обучения русской речи детей 5-9 лет «Живой язык» (автор Dr.Е.Агеева)

Результатами десятилетней работы являются

• развитая способность наших учеников свободно, уверенно говорить на двух и более языках,

• раннее и успешное овладение письмом и чтением,

• -исправление нарушений речи и предотвращение тем самым пагубных их последствий для общего развития ребенка и его школьного обучения.

Статья опубликована в журнале «Партнер» (Германия) N7 2004 г.